Дварфийские хроники
RU| EN


Метки облако/список



Теория превосходства. Часть первая.

03 Май 2012, 19:09 Рейтинг: 37 [+]


Однажды, в одном из гоблинских кланов, шаману, находящимся под воздействием волшебных грибов, открылась некая философская доктрина гоблинского превосходства, которую он, в свою очередь, открыл военному вождю. Естественно, как и любая теория собственного превосходства, эта доктрина не могла не оказаться созвучной с его собственными мыслями, которые он просто не сумел сформулировать. Вождь поведал новые духовные ценности своему клану и с тех пор племя обрело некое подобие локальной религии, не противоречащей основным верованиям гоблинов, но изрядно дополнявшей требования к быту и мировоззрению адептов.

В сущности, философская доктрина, которую сложно назвать кодексом, в виду недисциплинированности гоблинов, являлась некоторым подобием блатных понятий, которые накладывали табу на некоторые "нечистые" действия. Суеверия имеют тенденцию укореняться среди гоблинов гораздо сильнее, чем любые системные учения, и спустя одно поколение эти понятия приобрели статус догм, которые нет никакой необходимости пояснять. Сами правила могли быть довольно безобидными и бессмысленными, таким, например, как запрет на употребление в пищу птичьих яиц или запрет справлять большую нужду, после захода солнца, но пренебрежительно отношение к тем, кто не следует данным правилам, внесло серьезные изменения в обыденную жизнь племени. Отрицающие новую духовную традицию считались теперь нечистыми и ни в коем случае не равными тем, кто исполняет эти идиотские правила. По сути - они даже не гоблины, а просто бездуховные животные, которые не имеют никаких прав и не могут рассчитывать даже на каплю уважения.

Естественно, с такой внешней политикой, племя не могло рассчитывать на лояльное отношение соседей, хотя, некоторые отщепенцы, соблазнившиеся идеей превосходства, и поддерживали идею, но всегда оставались в меньшинстве. Через какое-то время племя было разбито внешним врагом, так как никто из соседей-гоблинов не счел нужным прийти им на помощь. Остатки клана разбрелись по другим племенам, неся с собой и собственную философию. Неприятие другого мировоззрения превратило их в замкнутые анклавы внутри других племен, вынужденные все время обороняться от чьих-то нападок, сделав их сплоченными и воинственными. Они, веря в свою избранность, часто отличались в военных походах, и со временем вообще начали пренебрегать мирными профессиями. Вождь племени, в котором находился такой анклав, старался использовать их в своих целях, но по возможности, свести контакты с ними к минимуму. После совершения военных подвигов, отличившись где-то храбростью и дерзостью, такие гоблины становились еще более заносчивыми, что зачастую приводило к конфликтам внутри племени и заканчивалось массовыми бойнями, погромами и изгнанием.

Итак, семеро гоблинов-фанатиков, оставшиеся живыми после крупной драки внутри племени, принявшего их когда-то к себе, забаррикадировались в башне и держали там осаду. Вождь предложил им собрать манатки и уехать в свободные земли, где они смогут основать собственный клан, поскольку ему не хочется поджигать собственную башню, пока его на это не вынудили. Посовещавшись, семеро изгоев решили, что хотя хороших свободных земель в окрестностях нету и им придется жить в плохом климате, в окружении врагов, но это, все-таки, гораздо лучше, чем быть сожженными заживо.

Потребовав все необходимое, они отправились в путь, подгоняемые криками и оскорблениями в спину. Что еще взять с гоблина, который гадит ночью? Семеро изгоев решили восстановить свой потерянный клан и не принимать никого, кто не будет держаться их убеждений. Строго говоря - от испорченных гоблинов ждать хорошего не приходится - новый клан должен расти только за счет детей. Рожденных или украденных. Учитывая перенаселенность гоблинских земель, они знали, что если дела у них пойдут хорошо, то вскоре к их новому племени начнут прибиваться переселенцы, включая тех, которые сейчас выкрикивали оскорбления им в спину. Поэтому новый вождь взял со всех клятву, что они не будут ни общаться с новоприбывшими, ни торговать, и вообще, относиться к ним, как к собратьям. Если мигранты захотят поселиться среди нас, мы отведем их в подземелья, отберем их детей на перевоспитание, а что будет с пленными - решат боги, они ни чем не лучше скота. Так решили и пусть так оно и будет.

План таков: играю за башню гоблинов. Не селюсь под землей (только каменоломни и склады), не торгую (возможно, граблю), не принимаю мигрантов (кроме детей), не ставлю ловушки (только клетки и только в местах, где их можно обойти). Стартовые скиллы беру только военные. Место будет с прохладным климатом и со всевозможными врагами. Поскольку зерновые мне предложат, скорее всего, строго подземные и торговать я не собираюсь, а под землей я не буду фермерствовать, следовательно - фермерство, скорее всего, будет очень недоразвитым.

Но самая главная проблема - отделить новоприбывших от труъ поселенцев. Планирую построить подземный бункер, с митинг холлом. Когда будут приходить мигранты, я буду закрывать ворота крепости и открывать тот митинг холл (вход будет отдельный). После этого мигранты будут заперты навечно. Через пит, возможно, буду им сбрасывать пищу и диких животных, для лулзов. Но никаких контактов. Если они каким-то чудом не сдохнут и смогут родить детей, я буду вытягивать детей из ямы и брать на воспитание. Нобли значительно усложняют игру и предают ей разнообразия. Поэтому, если я когда-то доживу до ноблей, я их тоже не стану бросать в пит, пусть живут среди моей секты. Благородная кровь подразумевает, что они приравниваются в правах к служителям нового культа, естественно, в том случае, если они тоже принимают условия нашей философской доктрины. Систему вывода детей и ноблей из пита, более-менее продумал, но прозреваю, что будет очень сложно, тем более, даже не представляю, какие подводные камни ждут в игре за гоблинов.
- Например, непонятно, как можно будет воровать детей. Ходить никуда нельзя ведь. То есть их скилл [BABYSNATCHER] впустую им.
- На воровство детей, конечно, не рассчитываю. Прописал это для того, чтоб отбирать детей у мигрантов.

Высадился на стыке четырех биомов. Холодно. Замерзший, покрытый снегом ручей. Где-то треть карты - лес. Остальное - пустошь, покрытая снегом. Но есть песочек. Со старта бегает пара оленей и трое скелетал и зомби сурков.
Неприятной неожиданностью для гоблинов оказалось то, что они стартуют не только без растений и животных (в меню создания экспедиции нет такого выбора), но и даже их телегу, судя по всему, они тянут вручную. Животных нет, сельского хоз-ва нет, выпивки нет. Придется есть, все что движется.

Первой неожиданностью для нового клана стало избрание старейшины. Поскольку в живых остались только рядовые гоблины, без руководящих навыков, самому сильному воину показалось логичным, что выбрать должны его. Именно поэтому он решил не доводить до рукоприкладства, ведь их и так слишком мало, а милостиво согласился на голосование. Видимо, он не учел силу женской солидарности, потому что, кроме того, что у гоблинов-женщин было больше на один голос (4 против 3), совершенно нечем объяснить избрание старейшиной заурядной женщины-борца со слабым навыком в мече. Обратного пути не было, гоблинша получила прозвище "Умапалата" и преступила к руководству.

В целом, все шло не так уж плохо. Армия, состоящая из двух лесорубов и одной охотницы, оперативно призывалась, всякий раз, когда скелеты и зомби сусликов и горных козлов мешали поселенцам работать. Ручей растаял весной, выдвинув на первый план постройку колодца. На отсутствие диких ягод или каких-либо еще жизненно важных ресурсов, жаловаться не приходилось. При постройке колодца, обнаружилась даже платина. Спустя пол года пришел первый караван. Переселенцы, презирающие торгашество, да и неся в душе обиду на изгнавших их, цинично наблюдали, как зомби-суслики гоняются за купеческим осликом и мулом, тщетно пытающимися найти торговую площадь. Надежды оправдались лишь наполовину. Одно животное погибло, оставив на земле ящик с сыром и красиво украшенными доспехами, но второй кузнец, свернувший в поселение и приведший погоню за собой, был неожиданно спасен старейшиной, которой, очевидно, надоело метаться и делать вид, что она боится маленького скелетика. Даже не удосужившись формально призваться в армию, она неожиданно подбежала к мертвому суслику и уничтожила его голыми руками.

Следующий караван пришел, спустя еще пол года, но тоже ушел ни с чем, хотя и без неприятностей. Однако, год на исходе и раз уж купцы не брезгают так часто навещать поселенцев, то наверняка будут и мигранты. Поднажав и поработав сверхурочно, подземный бункер для новоприбывших был готов как раз в срок. К приходу мигрантов, все двери в настоящие жилые помещения были плотно закрыты, а единственное место сбора представляло из себя ловушку, где новоприбывших предполагалось запереть навсегда. Однако, из шести мигрантов, двое повели себя странно, включившись в работу, не добегая до формального места сбора, поставив совет племени в тупик. С одной стороны - они не чтят традиции клана и не считаются гоблинами. С другой стороны - гоблины имеют простую душу, которую можно легко к себе расположить. Поработав вместе с другими, легко завести мимолетное знакомство после которого заточение и последующая смерть могут испортить настроение правильному гоблину, который по слабости проявил симпатию к новоприбывшему.

На собрании было решено освободить новичков от любой работы, в надежде, что они отправятся в холл, к остальным. Но если они и правда какие-то особенные, ведь довольно странно, что они бросились помогать, не добегая до места сбора, как другие, то возможно, их имеет смысл попытаться изменить и принять в племя. Стоп, подождите! Разве это не противоречит главной идее поселения?

Да, кстати. Гоблины жрут кости. С одной стороны, это хорошо. Но с другой - плакали инкрустации, болты и прочая приятная мелочевка. Если разгребусь с главными делами и налажу сельское хозяйство, жрать кости, конечно, запрещу. Еще одной их странностью является то, что они довольно часто бегают за водой, даже имея спиртное на складе, но только проточную воду. Зимой, без колодца, совсем плохо.

Все мигранты загнаны в стойло. Сейчас они все хотят пить. У них в полу выкопана ямка. Над ней, в потолке отверстие, обозначенное, как pond. Мои добрые гоблины носят воду ведрами и льют им сверху, как в корыто, для свиней. Все шестеро заключенных набигают, расталкивая друг друга, и пытаются пить, но вода быстро заканчивается. Кормить их предполагаю таким же способом.

И вот еще, дфач, такое дело: как мне уговорить охотницу, чтоб она не брезгала стрелами? Она уже заебала гоняться за верблюдами и пытаться бить их медным арбалетом. С лисами это проходит, но верблюды не ведутся. Колчан ей сделал, стрелы есть, но пока нет хранилища для стрел. Может быть такое, что она не хочет брать из мастерской стрелы, потому что считает это улицей (мастерская на свежем воздухе)? Какие есть способы убеждения?

Пиздец грядет. Ручей замерз еще весной, буквально перед тем, как я собрался открыть флудгейт и наполнить колодец. Поскольку лужи с мутной водой не замерзли, я подумал, что как-нибудь перезимую и так. Спиртное для себя, стоялая вода для пленных и для трезвенников. Но с первым днем зимы лужи замерзли. Наверное, когда жажда заставит, трезвенникам придется пересмотреть свои принципы. Но вот тратить бухло на пленных не входит в мои планы. Да и я не уверен, что если сбросить бочку через пит, выдержит ли она. Вылизывать пол, тем более, никто не желает. Если вода имеет слой всего 1/7, то никто не пьет. Хотя, в адвенчуре и предлагается облизывать любую поверхность, или лед, но эффекта это, кажется, не дает. Посмотрю, как настроение будет. Возможно, на новый год, в честь праздника, поставлю зекам бочку бухла через шлюз. Да, да. От реального мира их отделяет три двери и одна решетка. Можно назначить одну клетку коридора складом для бухла и принести туда бочку. Потом, отпереть дверь в их стойло, но запереть следующую. Потом, надеюсь, когда бочка будет пуста, они снова вернутся в свою тюрьму, так как она является митинг холлом, в отличие от коридора и бочку можно будет забрать, либо заменить. Посмотрим, что там жизнь даст. Кстати, сейчас они все изнемогают от голода, а я никак не могу разобраться, как дампнутые вещи заставить сбрасывать в яму.

Довольно капризный пошел нынче гоблин. Как выясняется, prickle berry ему, видите ли, не еда. Перед тем, как умереть с голода, гоблины любят ловить крыс и насекомых. И это при валяющихся под ногами ягодах. Видимо, условия проживания у меня в подземелье на высшем уровне, так как поймать им ничего не удалось. Когда они отказались есть prickle berry, я пошел им навстречу и сбросил кости от черепахи, череп оленя и камень. Камень, для того, чтоб когда первый умрет, они могли бы построить мясную лавку и разделать труп. Кость черепахи досталась какому-то хую, с бесполезной профессией, значение которой я никак не запомню, почти никогда не востребована (lye macker). Он поел и успокоился. После этого, добрыми аборигенами крепости он был переименован в Счастливчика. Череп оленя грызть тоже никто не захотел. Горк и Морк свидетели - я дошел до предела доброты. Первый месяц зимы закончился, новый год и все такое. Я подумал: почему бы не побаловать гостей? Раз уж воды им пока хватает, а я даже подумывал поставить им выпивки, то скину-ка я им праздничный обед. Я отдал им первые(!) созданные в крепости бисквиты, изготовленные, опять же, из prickle berry, но они, неблагодарные скоты, продолжали ловить крыс и жуков. Честно говоря, я огорчен. Никогда еще гоблины не были так разборчивы в еде. Пятеро голодающих умерли один за другим. Даже при большом желании, разделать и съесть друг друга они бы не успели. Счастливчик совсем скис. Он успел подружиться кое с кем из усопших. Теперь он еще и будет капризничать из-за необходимости наблюдать труп друга и нюхать их миазмы. Но зато потом останется много костей! Главное ему не унывать и пережить эту зиму, благо, воды хватит, лишние рты ушли, а дальше пойдет сплошной праздник. Может стоит подарить ему гробик для друга на новый год? Он ведь один остался, чего бы его не побаловать?

Мне это не нравится. Неясно, что делать с кухней. Посмотрю, будут ли они есть бисквиты из черепах. Если откажутся - ну их в жопу. Особенно не ясно, как будет со смешанной едой.
Яма работает. Правда, приоритет низкий, кормят не часто, но в целом - все нормально.
Кстати, надо было заставить запертых гоблинов делать какую-нибудь работу. Болты там стругать, или еще что.
- А как забирать продукцию? Через шлюз? Довольно геморно.
- Очень просто. Выкапываешь в подземелье для пленников яму и сбрасываешь готовую продукцию в нее. От ямы - туннель к главной крепости. Правда, в нее какой-нибудь гоблин, впавший в меланхолию, может свалиться.
- Вариант. Хотя третий ярус меня немного напрягает. Насколько я помню правила, через прутья должны проваливаться мелкие предметы. Или это в апдейте только обещали?

До весны дожили. Не все, но мигранты не в счет. Алкоголь спасает мир. Счастливчик раз восемь впадал в тантрум и разбрасывал тряпки, кости и камни по всей комнате. Это заметно подняло ему настроение и даже помогло перетерпеть миазму от трупов и тесное соседство с мертвыми друзьями. Добрые местные жители сбросили ему гробик и даже сундук (Досадная ошибка. Cofin, cofer - я всегда их путаю). Пусть займется чем-то. Но он в промежутках между приступами тантрума предпочитает спать, есть или пить, а сейчас нашел новое занятие, которым занимается весь последний месяц зимы. Он проводит митинг. Сам с собой, конечно. Потом снова злится, потом опять возвращается к митингу. В общем - работать ему некогда. С нетерпением жду новой партии мигрантов. Счастливчику есть о чем им рассказать.

Как бы исхитриться и не устанавливая трейд депот ограбить корован? Ведь никогда не знаешь, откуда он выйдет и куда пойдет. Мне приходит на ум окопать, а дальше по вкусу. Но это довольно долго. Баллиста, говорят, не наносит повреждения по "друзьям". Магмамет, вроде бы, сделать никому не удавалось, да и магмы у меня нету. Были бы у меня хотя бы дикие животные, я бы уж придумал, как их применить, но увы.

Летняя партия мигрантов накатывала волнами, длинными и непредсказуемыми. Шестеро переселенцев спокойно прибыли в условленное место и почти расположились на отдых внутри ловушки, как вдруг двое из них, вероятно, что-то почувствовав (или услышав голос Счастливчика, громко беседовавшего с самим собой за дверью) развернулись и ушли назад, без малейших объяснений. Они дошли до самого края, туда, откуда пришли (статус мигрантов еще не изменился!), но видимо, идти им было некуда и посовещавшись, они вернулись. Однако, пока они выполняли этот маневр, нахлынула вторая волна поселенцев, смешав все планы. Хозяева, никак не ожидавшие, что новоприбывшие будут приходить группами растерялись и совершенно сбились с толку. Толпы гоблинов бродили по крепости взад-вперед, двери залов отпирались и снова запирались, пропуская одних и отрезая других. Какие-то новички уже хватались за камни и тянули их, стремясь показать свою незаменимость. Какой-то новоприбывший крестьянин зачем-то набросился на горного козла-зомби, от которого ему полагалось убегать, в бою повредил ногу и улегся в бараке, изображая смертельные ранения. Некий кузнец, взяв ведро, бодро наполнял поилку пленных, делая вид, что не подозревает, что ему полагается находиться по другую стороны дыры в земле. Неужели они догадываются о том, что здесь происходит? Но как это возможно? Очень медленно и постепенно все они были оттеснены в свое гетто. Сначала казалось, что раненого крестьянина, получившего прозвище Козлобой, придется оставить до выздоровления, а что там будет дальше, когда он обрастет знакомствами - трудно сказать. В конце концов, он не имел мирных навыков и показал себя с наилучшей боевой стороны. Когда "местные" уже готовы были смириться с этой мыслью, выяснилось, что койка пуста, а Козлобой в хаосе происходящего, уже каким-то образом попал в нужное подземелье. При более пристальном рассмотрении оказалось даже, что это не Козлобой, а Козлогёрл. Впрочем, кому какое дело? Умапалата, ставшая к этому моменту опытным клерком, пересчитала новоприбывших и присвистнула - 20 голов, вместе со Счастливчиком. Если они думают, что мы будем вкалывать день и ночь, чтоб их прокормить, они будут сильно разочарованы. Нужно сделать им одну ловушку, для ловли паразитов. Впрочем, многие народы считают гоблинов каннибалами, а мифы иногда становятся реальностью. Интересно, сколько из них переживет зиму?
Гномы думают, что им что-то известно о жизни. Например, они считают, что им известна вся подлость кобольдов. Что можно знать о кобольдах, когда вход в твой дом охраняет десяток ловушек и пара цепных псов? Лишь то, что это мелкие воришки, слишком слабые, чтоб победить своими медными кинжалами даже безоружного горожанина. Но когда кобольды приходят безнаказанно, и сначала собирают брошенные предметы за забором, потом начинают бесцеремонно входить за ограждение, и в конце концов наступает день, когда им начинает казаться, что можно просто прийти толпой и взять все, что им нравится.
Они пришли с севера. Трое лучников и четверо борцов. Столько же, сколько и свободных поселенцев. Конечно, они слабее и их оружие дикарское. Но медный лук стреляет так же, как и стальной, а медной стрелы достаточно и одной, чтоб поразить незащищенные органы и заставить истечь кровью самого сильного гоблина. В крайнем случае, они убегут и придут снова, на следующий год, еще большим числом. А потеря даже одного поселенца - уже невосполнима на многие годы. Двое поселенцев - почти треть, трое - почти половина. Мобилизованы были все, хотя в крепости пока нет ни столько оружия, ни брони. Пока более опытные бойцы с хорошим оружием побежали в дальний сектор снаряжаться, четверо обычных горожан, во главе с мэром заперлись за забором, планируя, в случае чего, отбиться двумя кирками и борцовскими умениями. Им повезло, кобольды разделились, встретив на пути небольшой моб мелкой нежити, который едва ли способен им повредить, но вполне сгодился, как отвлекающий маневр. Только бы воины успели экипироваться и вернуться вовремя. Тем временем, двое бойцов, вооруженных топорами и арбалетчик, надев доспехи и взяв щиты, уже собирались возвращаться, как вдруг один из них заметил какое-то движение на складах. Но здесь никого не должно быть. Воры! Пока основные силы отвлекали внимание на севере, с юга проник воришка, надеющийся на легкую наживу. Ему лучше было приходить одному - когда все заняты работой, здесь, на складах с оружием никого не бывает. Не напади отряд кобольдов с севера, здесь не оказалось бы воинов, решивших его судьбу. Какое-то время понадобилось догнать его, и еще какое-то - пробежаться за его телом, после полета, чтоб убедиться, что он уже не встанет. Но в эти потерянные минуты двое кобольдов уже подходили к дверям ограждения, за которыми сидели, затаившись, горожане. В момент, когда расстояние сократилось до предела, гоблины бросились вперед. У кобольда-лучника был только один шанс выстрелить. Казалось, что четверо гоблинов смяли их за секунду. Стены забрызгались кровью, а дверной проход загромоздил трупик незваного гостя и его скудные пожитки. Второй лежал рядом. Успел ли он понять, что сделал? Гоблинша, по прозвищу Молотилка (она занималась сельским хозяйством и немного владела боевым молотом) истекла кровью практически сразу. Одна стрела, выпущенная кобольдом почти в упор, оказалась роковой. Подбежали воины. Дверь, которую нужно было срочно разблокировать, уже не имела значения. Воины способны решить эту проблему другим способом, только уже поздно. Старейшина Умапалата распустила свой сквад. Пусть собирают вещи и готовятся к похоронам, воины доведут дело до конца. Оказалось, что основная часть кобольдов сцепившись с парой мертвых сусликов, гнали их на восток, и увлекшись погоней, проморгали более мощного противника - троих оживших горных козлов. Видимо, те напали неожиданно - кобольды бросились бежать. К моменту, когда подоспели воины, осталось только добить последнего и "отблагодарить" восставших из мертвых животных.
Тем временем, Умапалата шла к бараку. Она была очень несчастной. Молотилка была ее другом. Какие-то мелкие раны беспокоили ее, ей нужно было ненадолго прилечь, но это все ерунда, по сравнению с проблемами, которые обрушатся на их поселение в будущем. Она открыла калитку... Кучу ночного говна твоей матери за пазуху! Да что же за напасть! Воры! Она бежала за ним, до изнеможения. Вряд ли она способна догнать этого маленького верткого ублюдка, но он бежал как раз в ту сторону, откуда должны были возвращаться воины. Они цинично подождали по другую сторону озера, пока вор выберет, оббегать ему справа или слева, а потом бросились наперерез. Один удар топора и война на сегодня окончилась. Ну, хотя бы воров отбили без потерь. К старейшине подбежал один из шахтеров. "Эй, пока ты здесь бегаешь, воры украли шелковый носок!" Ну вот. И здесь облом. Вы все еще думаете, что гномы знают что-то о кобольдах?
Кто будет теперь заниматься сельским хозяйством? Да и как будто, без этого мало дел, которые никто не успевает делать. Давно пора дуть стекло и ковать платину и сталь, но шестеро оставшихся с трудом успевают строить стены, создавать самую необходимую утварь и обеспечивать себя пропитанием. Плевать уже на тех, что внизу. Кстати, о тех, что внизу. Уже забылось, кто первый предложил выпустить Козлобоя, но эта мысль повисла в воздухе сразу, после гибели Молотилки. Козлобой смелый. Козлобой освоит сельское хозяйство, так как он ничего не умеет и ему все равно, что осваивать. И Козлобой наименее испорчен из всех остальных. Хотя... Старейшина, нехотя подошла к яме. Там строили мясную лавку. Местные предупредили, что осень будет сложной и что скоро в яму полетят трупы кобольдов, а будет ли другая еда - пока не известно.
- Эй, Козлобой!
От толпы оборванцев отделился знакомый гоблин.
- Да? - он робко смотрел на силуэт старейшины в люке.
- Козлобой, ты вроде неплохой гоблин. Ты знал Молотилку?
- Нет, госпожа. Я не имела чести познакомиться со всеми вами. Из господ наверху, я знаю только Вас и того большого лесоруба, по имени Оста. И еще - я гоблинша.
- Не важно, Козлобой. Скажи, у тебя есть друзья?
- Да, конечно.
- Назови их.
- Это Снодуб - она не имеет специальных навыков, но очень смышленая, а так же Аслот - мастер по доспехам и Нгерксунг - тренер животных. Мы были бы очень полезны вам там, наверху.
Умапалата смотрела вниз совершенно безразлично.
- Знаешь, Козлобой. У нас нет животных, кроме тех, что в яме.
Умапалата ушла. А крестьянка, с нелепым прозвищем Козлобой, так и не поняла, что она сказала не так.
Видимо, старейшины и правители соседних гоблинских поселений что-то подозревают. А еще - они большие шутники. И кроме того, вероятно, в гоблинских землях, как обычно, хорошо с популяцией, но плохо с едой. Иначе, чем можно объяснить две миграции в течении одного лета? Прошел всего месяц, ну может два, с тех пор, как поселенцам удалось справиться с последней волной мигрантов. И что? Снова? Опять? Благо, на этот раз их только семеро. Но ведут себя странно. Снова эта нерешительность и беготня взад-вперед. Похороны Молотилки еще не состоялись - банально, некому заняться изготовлением гроба, хотя заказ висит еще со времен, до нападения. Их помощь была бы кстати, но это противоречит всем принципам поселения. С другой стороны - разве не думали они еще недавно выпустить Козлобоя? А эти еще не обзавелись друзьями и дурными привычками и готовы идти на условия проживания на новом месте. В подземелье сейчас как раз начали ловить паразитов. Сделать и сбросить ловушку было некогда. Значит, скоро многие умрут или приучатся грызть гоблинские кости. Трупы кобольдов еще не разложились, но уже завонялись, так что, разделывать их вряд ли придет в голову. Потом будут приступы ярости и кровавая бойня. Так может стоит оставить одного? Самого удачливого, который последним останется на поверхности?
- Гоблины едят гоблинов?
- Скоро узнаем. Учитывая, что они отказались от бисквитов и предпочли умереть с голода, боюсь - у них могут оказаться высокие принципы.
Видимо, я маленько отступлю от правил. Не потому, что взятые обязательства оказались невыполнимыми, а просто ради фана. На самом деле, когда я создавал правила, соизмеряя их с предполагаемым фаном, я, конечно, не рассчитывал, что у меня будет полностью отсутствовать сельское хозяйство (я имею в виду, что толку от него - ноль), и тем более - животноводство. Надеялся, по опыту игр за гномов, что часть работы будут выполнять животные, а учитывая ограничение на ловушки и торговлю, у меня нет даже перспективы их добыть.
Послабления будут вот какие: можно добирать новых гоблинов. Но только без навыков и не более десяти. И только руководствуясь ролевой и жизненной необходимостью. И только из новоприбывших. Из подземелья гоблины не выпускаются, если имеют каких-то друзей или родственников. На детей это, конечно, не распространяется. Ну и нужно принять во внимание неспланированные обстоятельства, такие, как то, что почти случилось с раненым. Если каким-то чудом мигрант становится другом поселенца, что ж тут поделать? У меня сейчас в подземелье есть муж и жена. Если они выживут каким-то чудом, может удастся дождаться их ребенка и вытянуть его.
И ловушки с клетками тоже разрешаю себе ставить более агрессивно. Очень нужны животные. Отныне можно ставить в проходах. Но ни в коем случае не подряд. Ну вот. Можете сказать, что я лузер. Моя ошибка, на самом деле в том, что нужно играть либо в форт без мигрантов, либо в концлагерь. Играть в эти две игры одновременно не получается. Просто хотелось всего сразу, но от чего-то приходится отказываться. И кстати. Эти волны миграции, в самом деле, какие-то неправильные.
Да пока что нет. Я надеюсь, что они будут жрать старые кости, которых в избытке. Только что отказались разделывать даже кобольда.
Ах да! Забыл сказать, что среди заключенных один умник словил странное настроение. Я вот как раз решаю, может ли это являться поводом для амнистии. Все-таки без пяти минут легендарный гном. Да и какова вероятность, что в странное настроение впадет кто-то из местных? Их ведь в несколько раз меньше, чем тех, внизу. Так что мне теперь, без артов играть?
Выпустил его, не без труда. Он стекольщик, занял стеклодувную мастерскую и говорит: мне нужен зеленый песок. Где я его тебе возьму, если ты занял мастерскую? В общем, с таким базаром он до зимы не доживет, мне кажется.
- Добирать не более чем *до* 10 людей в поселении.
Я это и имел в виду. Причем, последняя волна уже не годится. Они уже обзавелись друзьями. С артефактами вопрос открытый.
- Дай пленникам простейшие условия для жизни!
Планирую им сделать колодец, вместо поилки. Стоялую воду они пьют только после того, как получат несчастные мысли от жажды.
Выпущенный на курс трудотерапии глассмейкер не жилец, кстати. У меня нету ткани, а значит нету мешков. Была пара кожаных, но их тут же расхватывают на семена. Можно было бы пытаться успеть промутиться, но он уже starvation. Почти все гоблины на поверхности несчастны. В основном - все они были в друзьях у Молотилки. Ну и наверное, переживают о непогребенных, хотя, не знаю, видят ли они их. Про подземных уже молчу - то похуй. Игра попахивает вполне реальной концовочкой.
Последний отчет на сегодня (скорее всего). Вынужден закончить игру на важной вехе всеобщего помешательства. Некая крестьянка наконец-то словила белочку и побежала раздавать всем пизды. Кстати, это была та самая смышленая девица, подружка Козлобоя. Они все там ебанутые. Обнаружился интересный баг. В профиль "берсерка" нельзя войти ни через общее меню юнитов (u-v), ни через персональное (v-p-z). Берсерк считается, как вражеский юнит. Это свойство он сохраняет и после смерти. Таким образом, когда происходил чад кутежа, в парах миазмы, я не мог смотреть, кто там кого пиздит. Но сообщения выпадали в следующем порядке (пикрелейтед). Получается, что берсерк помер раньше, чем его жертва. Вы скажите - может кто-то другой ее убил, или она умерла от естественных (хе-хе) причин. Но при голодании выпадает другое сообщение, а убийц больше нету. Я проверил всех присутствующих. Так что - имейте в виду. Гоните берсерков, насмехайтесь над ними, по-всякому показывайте им, что они - изгои. Берсерк - не человек, это униженное в душе существо, завистник, cripper inside, калека
Помните об этом, ЛЮДИ!

Конец первой части.

Читать дальше

Назад

likot