Дварфийские хроники
RU| EN


Метки облако/список



Проклятие

31 Май 2016, 23:22 Рейтинг: 14 [+]


Дело было ещё до 0.40-ой версии, где-то в 30-ых, когда дварфы ещё не прыгали через стены.
Высадка в диком биоме, самая обычная крепость с входом в основании горы.

Вход Горного Дома украшали статуи двух дварфов из семёрки первопроходцев, один был лидером экспедиции (позже за ним осталась лишь должность торговка и менеджера), другой — бывший шериф и действующий капитан стражи. Ещё был сиротливый мемориал.
Длинный коридор у входа был усеян рядами оружейных ловушек в конце, у самой лестницы, были расположены баллисты.
Снаружи у входа был был торговый пост, дальше стена с пандусами и бойницами, у которых по очереди дежурили два охотника, в остальное время преследовавшие живность, которой были богаты местные плоскогорья.
Средней глубины ров был соединён с бурной речкой, проходившей недалеко от крепости. Широкий пост перед воротами управлялся рычагом из кабинета менеджера.
Дела у крепости первый год шли неплохо, были найдены ценные металлы и уголь, организована оборона, налажена торговля поделками из камня, земледелие процветало.
Правда, сказывалось отсутствие колодка. Речка была рядом, гоблинские земли далеко, потому глава крепости не придавал этому особого значения, пока крепость не набрала 40 бород и семь уровней, отделённых камерами с ловушками.

Бородачи почти нескончаемым потоком совершали паломничество к местной реке с вёдрами в руках. Первая попытка построить небольшой колодец рядом со столовой шла неплохо, пока не решили заполнить готовый колодец водой. Стена дала течь и дварфов смыло прямо к полям толстошлемников. Усилиями опытнейших инженеров удалось избежать затопления всей крепости, но колодец пришлось опечатать.
На проблему с доставкой воды закрывали глаза, разве что ещё одного самогонщика из новой волны мигрантов обеспечили личным новеньким рабочим местом.
Пара гоблинских воров и одна гоблинская засада хоть и были отражены опытнейшими охотниками, заставили снова обратить свой взор на насущную проблему.
Крепость достигла шестидесяти бород. Менеджер издал указ, который все надолго запомнили. Было запланировано построить колодец с хранилищем 5Х5 дварфийских ростов и экстренным сливом в пещеры.

Пока были подготовлены уровни с потолками и полами, проблем не было, всё началось, когда начали пробивать полы. Обвал за обвалом, хотя требования к безопасности и повысили. Счёт погибших дошёл до семи. Среди них и первый шахтёр крепости, один из семи первопроходцев. Из-за множественных обвалов, добраться до тел стало невозможно, на дне недостроенного колодца закружили призраки, утащившие на дно колодца ещё пару несчастных.
Большая часть крепости впала в траур. С трудом удалось воздвигнуть жертвам этой катастрофы мемориалы. Однако, настроение жителей исправилось, когда новый самогонщик устроил в наконец просохшей столовой вечеринку.
Памятник первому шахтёру до сих пор сиротливо стоит у опечатанного входа в «проклятый колодец». 
У одного из погибших там шахтёров был сын по имени Добар, мать погибла при нападении гоблинов. Его имя и сейчас вспоминают в той крепости, но об этом позже.
В итоге удалённо от остальных ярусов крепости был построен под усиленным надзором самый стандартный колодец, жертв не было, менеджер вздохнул с облегчением.

 Тем временем ресурсы из-за нехватки шахтёров начали кончаться, некоторых фермеров заставили сменить специализацию.
Много самоцветов было в стенах пещер. Решено было построить камеру с ловушками и пробиться в пещеры. Всё шло хорошо, торговля оживилась, но спустя год оставшийся без надзора Добар вместе с ещё парой детей решил прогуляться по пещерам.
Дети наткнулись на огра и поспешили бежать, но Добар повредил ногу и остался задержать чудовище. Дети доложили старшим о произошедшем. Два отряда латников и один отряд арбалетчиков ринулись на помощь, но опоздали. Добар погиб у них на глазах. А огры всё прибывали. Пришлось отступить и опечатать вход.
Не прошло и месяца, как имя мальчишки вспомнили. Появился призрак этого ребёнка и из призрака (!) лились вода. Все бородачи вспомнили «проклятие колодца». Ярус с мастерскими затопило, вода мешала пройти за ресурсами. Менеджер запаниковал, а действующий мэр потребовал построить наземные мастерские и сломать часть стены для получения гранита и изготовление мемориальной таблички. Вся мастерская была в рвоте ремесленников.

 Установить грязную табличку успели, когда вода уже заливала кабинет мэра, с большим трудом удалось привести в порядок крепость. Вскоре после потопа была гоблинская осада, но это уже совсем другая история, которую даже сами жители крепости не сочли столь уж важной. Бородачам до сих пор кажется, что в «проклятом колодце» кто-то воет, они до сих пор со смесью ужаса и уважения вспоминают имя «Добар» и посещают его сиротливый мемориал у ворот крепости.

P.S. Да, в то время я учился ставить колодцы. В итоге сделал ребёнку личный мемориальный зал у входа.

Назад

likot