Дварфийские хроники
RU| EN


Метки облако/список



Рассказы дядюшки Либэша

28 Февраль 2014, 12:36 Рейтинг: 24 [+]

О Везучих Бородах.

Пролог.

 Как-то у двух дварфоводов возникла идея - создать свою ролевую игру, со своими правилами, по своей любимой игре. Они создали группу вконтакте, Dwarf Fortress Role-Play, и стали собирать народ, чтобы отыграть крепость, находящуюся рядом с крепостью гоблинов и башней некромантов. Это было в сентябре прошлого года. Группа действует до сих пор, причем в крепости сейчас живут не только дварфы, но и эльфийка, впрочем, погибшая, а также два орка. Приходите к нам, у нас интересно! Эту историю написал я от имени своего персонажа. Основано на реальном отыгрыше.
П.С. Возможно, вы уже видели эту историю. Ее удалили тогда из-за некоторых проблем, связанных с этикой ролевого сообщества. Вы можете просто её перечитать. Приятного времяпрепровождения!

Глава первая: Склон Горы.

В гранитной столовой, окруженный слушателями из грязных, воняющих потом и пылью беженцев, недавно переехавших в эту крепость, на каменном троне из красного гранита восседал в стельку пьяный дварф с бумажно-белой кожей альбиноса и рубиново-красными хищными глазами. Это был местный счетовод и дровосек, Либэш Шолилкубор, по-людски Деревщик. Опираясь на ручку своего инструмента, зазубренного, но острого медного топора, он рассказывал молодежи поучительную историю о своем доме, в актовом зале которого они находились - могучей крепости Везучие Бороды.
- Ну-с, слушайте, бороды! - казначей был пьян  в бревно, но лишь в чисто дварфийском смысле, то есть был необычно весел и разговорчив, а нос его был под цвет глаз, - Я один из основателей этой крепости, и я знаю обо всем, что здесь происходило. История длинная, так что запаситесь-ка элем и толстошлемниками.
- Да не тяни ты, рассказчик, блин! - крикнул Арим, шахтер местный пьяница.
- Молчи, синяк! - резко оборвал его дварф, - Но он прав. Что ж, слушайте

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ: КОЛОНИЗАТОРЫ.
 Было это в 125 году от ухода богов в эфир. Я, беглый по обвинению в вампиризме, Морклеб, наш старший, Арим, каменщик, который пропал в тот же год, - тут рассказчик хохотнул, - наверное, сбежал. Солон, Лорбам, Локум, тот дварф, который навещал сегодня кладбище, и Тикуд, пивовар, пригнали вагончик на указанное нам королем место. До сих пор не понимаю, как меня угораздило спрятаться именно в нем от стражников. Первое, что мы увидели - большую башню, вы ее, наверное, заметили. По глупости никто из нас не обратил на нее внимание. А зря. Ну, я начал валить лес, кто-то разбирать повозку, а Морклеб с Локумом пошли к скалам, копать. И тут, где-то к концу первой нашей недели, на Лорбама напал зомби-цыплёнок! Ну, Лорбам его быстренько разобрал с помощью своего арбалета. Но страху было!

ИЛИРЕ.

 Ну, где-то в малахите того же года, к нам пожаловал воришка - кобольд. Как сейчас помню. Его заметил Арим, когда я из лесу возвращался.
 И тут выскакивает прямо на него какой-то дварф, весь грязный, рваный, и бледный, как смерть. Представьте себе, убил его одним ударом какой-то палки! Когда Локум, шахтер наш и гравировщик, попросил его представиться, он назвался Кираком Стилпиком, врачом. Но я, имевший уже печальный опыт общения с вампирами, сразу раскусил подонка. 
 "Это нежить, и лечить он может только зубами!" - подумал я, готовя в мыслях свой топор.
 Пока группа браталась с этим детищем ночи, я внимательно следил за гадом. Но к несчастью Морклеб сказал мне сделать кроватей для экспедиции, и я с неохотой пошел в цех, предварительно наугад обвинив его по древнему протоколу, на что, впрочем, он никак не отреагировал. Этим он уверил в своей невиновности моих друзей, но не меня! - Либэш потряс кулаком, хлебнул рому и продолжил, 
- Ну, сижу я в мастерской, собираю кровати, как вдруг внезапно замечаю второго кобольда!
 Этот воришка увидев меня, стрелой вылетел из цеха и с перепугу напал на вампира. Мы этого гада, ну того что кобольд, быстро порешили всей оравой то. Но Лорбам, промахнувшись, поранил Кирака.
 Когда вампир вытащил из своей спины болт, на котором не было ни капли крови, я тут-же с криком "Сука!" повалил его наземь. Но эта тварь, сгруппировавшись, встала и побежала прочь. - Либэш вскочил на стол и стал наглядно показывать битву, - Я же, изрыгая слова, за которые шериф на цепь посадить может, погнался за ним и метнул в след топор.
 Топор раскроил нечисти спину, а ему хоть бы хны! Бежит только дальше, к башне, топор только на бегу вытащил, да и бросил наземь. Я, подобрав топор, созвал дварфов на совет. - вампироборец снова сел за стол, - Как я уже говорил, я имел опыт общения с вампирами, из-за них то я и зарубил собственную жену, став в не закона.
 Я посоветовал всем ходить на улицу только парами и по возможности сидеть внутри норы, которую представляла тогда собой наша гордая твердыня. Во время обсуждения планов по защите от нечисти я обернулся к воротам и заметил не пойми откуда взявшуюся связанную девушку, по росту напоминающую человека или эльфа.
 Когда я подошел к связанной, мычавшей из последних сил девчонке, выяснилось, что это все-таки эльфийка. Она была связана по рукам и ногам, во рту был кляп, а сама девушка была бледна как сглаженный мрамор. Я и Локум, понимавший по-эльфийски, осмотрели незнакомку на предмет укусов и повреждений. Мы все страшно перепугались, заметив на ее шее следы укуса. А вдруг у гада рот кровоточил, заразиться могла ведь!
 Ну, пока ребята спорили, кто ее укусил, вампир или любовник, - Либэш усмехнулся, - я вытащил из ее рта кляп и, дав ей отплеваться и попить, просто предложил коллегам оставить ее связанной недельки на две. Если кожа вернет румянец, она эльф, если нет, вампир. - счетовод хлопнул по столу ладонью лесоруба.  После мы устроили ей допрос, из которого стало понятно, что она прекрасно знает дварфийский и являлась купцом, пока на ее караван не напали зомби. Из местной башни, кстати.
 Ну-с, определились так - Локум стережет эльфийку, он на нее тут же запал, а стрелки сторожат ворота. Не хотелось-таки снова встретиться с Кираком.
 Либэш нахмурился, - Да только ничего не получилось. Хитрая тварь пробралась, как кошка, в комнату Локума в надежде добить эльфа. Мы с Локумом и Теккудом, старшим фермером, услышали визг пленницы, и помчались в покои шахтера. Мы застали вампира, сосущего кровь из шеи девушки. Теккуд оглушил его половником, а я отрубил голову. Черепушка его, кстати, до сих пор у меня в спальне хранится, если кому-то интересно, - Либэш гордо улыбнулся, а мигранты поежились.
- Я привел девушку в сознание с помощью носка и положил на пол перед собой. Подняв над головой топор, я сказал ей, что боюсь, что она вампир и собираюсь убить ее. - дровосек вздохнул, -  А она лежала на залитом кровью Кирака и блевотиной Теккуда полу и плакала. Что-то, видать, екнула в моем грубоватом сердце, и, вспомнив, что заразиться проклятием можно, лишь испив чарку крови твари, я опустил секиру. Локум, видевший все это, от страха за девку чуть не помер. Он полюбил ее с первого взгляда, это было всем понятно. Через две недели румянец кней вернулся, а потерянная память - нет. Она не помнила даже свое имя. Ну, мы приютили ее в своей крепости и назвали ее Илире. Это распространённое имя среди ее народа.

ОСАДА

Тринадцатилетний орк с пушком на подбородке подал Либэшу чарку с ромом.
- А дальше что было, Либэш?
- Ну, - сказитель сделал пару жадных глотков, - месяц мы жили мирно, я сделал мебель, охотники начали заготавливать мясо, Теккуд вспахал пашню. Морклеб с Локумом прокопали спальни, актовый зал. Локум вырыл отдельную комнату для эльфийки. Он подкатывал к ней и так, и эдак... Илире, да хранят ее духи, во время вдохновения создала Хельсинк и стала легендарным плотником. 
- Что такое этот Хельсинк? - перебила его толстая молоденькая дварфийка с бронзового цвета глазами.
- Ну, это как арбалет, только стреляет очередью по десять стрел.
 Ну так вот, только мы начали мирно поживать, земля содрогнулась. Из башни тучами вылетали летучие мыши, стервятники и вороны. Мы все сбежались к укреплениям, хвала Алаку, богу крепостных стен, Локум начал рыть их еще в Галените. Арбалетчики заняли второй и третий уровень башни, Илире и Локум четвертый, откуда полагалось скидывать камни на врага, а я и все остальные с кирками и топорами встали у замурованной стены.
 Некромант, да сожрет Армок его душу, отправил вперед нежить с кирками, чтобы откопать ворота в нашу твердыню. За ними шел темный Рыцарь - демон в угольно-черных доспехах.
 Лорбам убивал с третьего уровня мертвецов тройками и парами. Его артефактный Хельсинк разил врага как сам Армок. Теккуд стрелял в недобитков деревянными болтами, эльфийка тоже не отставала.
 И все-же фортуна не улыбалась нам - враг подошел к стене достаточно близко, чтобы начать ломать ее. Ополченцы во главе с Морклебом приготовились сражаться насмерть. Нет, у нас не адамантиновые яйца, все мы боялись нечисти по ту сторону баррикад. И тут Локум кинул факел вниз, во врага.
 Дело в том, что Локум и Илире предусмотрительно накидали сена и сухого хвороста на поле боя за день до того. В том пожарище, по словам Локума, сам я не видел, сгорела добрая половина нежити.
 Темный Рыцарь, видя скорое поражение, которое сулили некроманту неприступные стены, сам принялся крушить ворота киркой. Посыпалась известка. Мы стали орать на верхние этажи, чтобы гада закидали каменьями.
 Локум понял это несколько по-другому. Он взял гигантский булыжник, которым предполагалось заделывать желоб камнетока в случае атаки с воздуха, и сбросил прямо на рыцаря. От него, представьте себе, и доспехов то не осталось! - рассказчик рассмеялся, попивая из чарочки, - Ну-с, стали мы добивать остатки нежити, как вдруг эльфийка сверху кричит: " Стрелы то сквозь них летят! А случилось это как раз на рассвете. Это некромант наложил чары, создавая миражи. С первыми лучами солнца чары рассеялись, и мы победили нечисть. Трупы мы сожгли, а из костей наделали болтов.

ПЕЩЕРЫ

- И все? Расскажи еще что ни будь! - крикнул Фикот, шестилетний разбойник, сын кузнеца и поварихи. Он понёс тарелку с бисквитами сказочнику.
- Ну ладно, сорванец, еще чего-нибудь расскажу, - Либэш покопался в проспиртованной памяти в поиске еще одной байки.
- Ну, с осады почти полгода тогда прошло. За те пять месяцев чего только бороды не повидали: и голод такой, что еще чуть-чуть, и крыс жрать начнёшь, и трезвыми месяцами ходили. Ситуацию караван правда поправил. Он и выпивку привез, и еду, и много чего еще, чего нам не хватало. Да и фермеры немного подучились в своем ремесле.
 Ну так вот. Раскопал тогда Морклеб пещеры. А пещеры, знаете ли, место опасное. Ну, собрал он группу из добровольцев. Это был я, Теккуд, старший фермер, Ликот, мечник, Трогл, топорщик, Мортук, кузнец, Грог, мечник, с которым мы до сих пор в ссоре, Лорбам да Стакуд, охотники. Вооружились, кто чем смог, взяли мешок с сыром, да в путь. Из умеющих обращаться с оружием не пошел только бедняга Локум.
- А что у него случилось? - спросила девчушка-человек лет шестнадцати.
- Понимаете, - Либэш начал говорить глухо и тихо, - за два дня до нашего похода случилась трагедия. Локум хотел угодить Илире, и вырыл для нее комнату. Большую комнату, 2 на 3. Без разрешения Морклеба. Ну, Мор на него разозлился, поставил в комнату каменную дверь в хоромы, да и запер там Локума без кирки. Ну, типа камеры. Поставил туда Ликота стражником да Грога. Илире, узнав об этом, помчалась к камере, возлюбленного своего, значит, освобождать. Ликот ее остановил, а она у него, дура, меч выхватила. Тут со спину ее прибежал Грог, да и насадил ее на меч. Я слышал, она скончалась от ран. Ну, Локум с того же дня заперся в мастерской и стал вытачивать для нее гроб. Он до сих пор ходит к ее могиле.
 Пауза затянулась. Всем было неловко вспоминать про дурачка Локума.
- Так, и на чем я там остановился? - продолжил ветеран, - Как только мы вышли, Морклеб замуровал нас в пещере, на случай, если мы разбудим какую ни будь забытую тварь.
 Первое, что мы увидели - лес. Большой грибной лес, занимавший пещеру средних размеров. Меня поставили капитаном, так-как я единственный грамотный в отряде был. Наша задача была составить карту подземелий и подсчитать примерное количество ресурсов, доступных шахтерам и лесорубам. Ну, я бойцов своих построил, стрелки за небом следили, пехота в лес глядела. Ну, шли мы по краешку пещеры, и тут, понимаешь, на Текуда мышь летучая какнула. А он, представляете, со злости в потолок камень кинул! Ну, сначала нас мыши как из лейки полили гоаной, а потом в добавок еще и гигантских собратьев своих на нас натравили. Да, вот это была битва! Мы были, резали, кромсали, давили, стреляли... Ну, в общем, одну тварь мы забили до смерти, а две другие, израненные, убрались восвояси. Ну и наделали мы тогда кирпичей! - Либэш улыбнулся.
- После битвы мы остановились залечить свои раны. Пока я и Ликот разбирались с ранеными, Теккуд и Мортук, даже не предупредив меня, пошли искать потерянный ножик и кирку, хотя знали, что по лесу бродит нечто огромное. Так вот, и часу не прошло, я слышу их вопли. Когда я прибежал, то увидел, что Теккуд в ауте смотрит, как Мортук дерется с огромным слепым медведем! Пока я до них добежал, Мортук медведя убил. Ну, отчитал я их за дезертирство, пошли мы дальше.
 Выходим мы в один из проходов и видим подземное болото. Делать нечего, надо идти. Мы были уже в середине грота, когда что-то утащило Теккуда и Трогла в воду! Ну, я стал им копье протягивать, кто-то щупальца рубил. На нас напала стая тварей с четырьмя щупальцами у каждой. Слава богам, все тогда обошлось. Но этих тварей там было столь много, что я решил, что рыбакам там делать нечего и заложил проход.
 Через лес мы вышли к лабиринту из коридоров, прокопанных очень давно пещерными червями, когда земля еще была горячей, как свежий бисквит. Вот там то мы все и перессорились в первый раз. Я чуть с ума не сошел! Все вдруг начали чудить, кто-то орал, кто-то в стенку башкой стучал. Я тоже, очень вовремя, впал в ступор. Еле мы оттуда вышли, перебив пару троллей. Но зато там случилось мое перерождение! Я стал тогда лучшим командиром, чем до того.
- И это все?! Побили мышей да зарубили трусливого тролля?! - крикнул старый гоблин-ювелир.
- Нет. Мы как раз возвращались из пещер, когда почувствовали, что камень под нами сотрясает какой-то бур. Я, зная, что это может быть только червь, приказал всем бежать в лес, корни которого заглушат вибрации наших ног. А Грог решил поиграть в героя. Он начал топтать, орать и подзывать червя, чтобы он нас всех слопал. Я еле оттащил дурака!
 Когда землетрясение утихло, мы успокоились и пошли обратно в наш лагерь. Там я как следует взгрел плетью грога, чтобы не чудил. Мы думали, опасность миновала. А зря! Эта тварь притаилась, а потом одним глотком сожрала Ликота! Мы еле убили тварь, а потом извлекли мечника из его утробы!
- Да врешь ты все, счетовод, блин! - прокричал молодой мясник, Дастод.
 Либэш за место ответа бросил на стол какую-то кость, а сам ушел из столовой.

Назад

likot