Дварфийские хроники
RU| EN


Метки облако/список



Гордыня Либаш

07 Февраль 2014, 19:33 Рейтинг: 24 [+]


   Брокер Либаш Топороналоженная  была несчастлива. Ей было плохо, держаться не удавалось —  дела пошли под гору с самого прибытия в крепость Весёловеревочные Мозги. Она сидела в своей комнате и рыдала в подушку уже несколько дней. Иногда она злилась, бежала к двери, распахивала её и... тут же замирала в дверном проеме в нерешительности. Короткие темные волосы все засалились, в руке она сжимала свой арбалет. Деревянных игрушек она последнее время не делала, зато забила всю голову глупыми цифрами при торговле с караваном. Фантазия начинала скуднеть — в голове постоянно крутились одни и те же тухлые мысли.

   Либаш уже не выходила из комнаты несколько дней. Правда никто не ходил её проверить — в крепость прибыло очень много дварфов, среди них были и охотники, и резчики по дереву. Всем было на нее плевать. Только муж — фермер по имени Косот изредка приходил к Либаш, заваливался на кровать, перекинувшись с ней парой бессмысленных слов, и спал без задних ног.


   Когда в очередной раз Косот свалился на кровать грязным мешком Либаш не выдержала. Она выбежала из комнаты и начала бродить по крепости. Этажом ниже трое дварфов шлифовали стены, расписывали их различными замысловатыми фресками. Она рассмотрела
одну — на ней был какой-то молодой дварф, который держал над собой стол, радостно ухмыляясь. Судя по подписи дварфа звали Киб.

   — Разве это искусство? — печально вздохнула женщина, — Вот раньше, там где я родилась..

   — А ты сама лучше-то можешь? Научись сначала, а потом критикуй! — оборвал её один из гравировщиков, — Вот раааньше, раааньше. Сейчас не то, что раньше уже!

    Либаш вспылила и бросила в стену здоровенным булыжником с пола, выбегая из столовой. Мало того, что с ней начали ни с того ни с сего спорить, так еще и отвратно передразнили.

   Поднявшись на поверхность дверфийка думала прогуляться, но всё веяло грустью. На улице шел дождь. Перед складами вились ненавистные мухи — беззаботные и оттого гадкие.
Повсюду была липкая грязь, в которой ползали мелкие жучки. Либаш вздрогнула, вспомнив, как на днях, устав от работы, она пошла на склад, приложилась к бочке с вином и уснула там же, на холодном и грязном полу. Всё было мерзким и
отвратительным.

   Мимо прошла черная худая кошка с подпалинами на лапах. Кошка сверкнула огромными карими глазами, и в них Либаш увидела презрение. Злость взяла своё, кошке прилетел пинок под зад, а дварфийка, расплакавшись, сбежала на склад.

   Она сидела среди кусков брони из костей огромного страуса, которого она же сама и подстрелила когда-то. В голове был беспорядок, всё виделось в мрачных тонах. Она не молода, скоро будет юбилей — сотня лет. А достижений в жизни — никаких. Только пара подстреленных страусов. Да разве этим можно хвастаться внукам? А с другой стороны — какие внуки? С мужем Либаш была уже двадцать лет, а детей всё никак не намечалось.  Вдруг в дверном проеме показалась фигура. Это был Уваш — лидер экспедиции и шахтер. "Давай спустимся ко мне. Нужно обсудить некоторые вопросы", предложил он.

   Либаш оглядела комнату. Уваш жил лучше, чем она — у него был даже личный стол и стул. Хотя это не очень-то большое достижение, столов и стульев в крепости обычно хватало всем.

   -- Я вызвал тебя на аудиенцию, чтобы обсудить одну очень важную вещь. Хватит слоняться тут без дела, займись работой! Своим унылым видом и выходками ты портишь всем настроение. Ты совсем распоясалась и всем только мешаешь! А может вообще тебе не место здесь? Сегодня ты бросаешься камнями и бьешь котов, а завтра начнешь расстреливать своих друзей? Я требую...

   Уваш кричал и всё больше распалялся, он даже не собирался останавливаться. Он позвал её только для того, чтобы наорать и еще больше укрепить свой авторитет. У дварфийки потемнело в глазах. Она схватила крикуна одной рукой за плечо, повалила его на пол, а другой
начала бить. Крики, какая-то жижа летит во все стороны. Что-то хрустнуло. Кажется, нога...

   Последний жуткий удар пришелся прямо в голову и пробил череп. Кулак попал прямиком в мозг — такой мягкий и беззащитный. Уваша больше не было — он был размазан по полу и стенам комнаты. Либаш встала, выпрямилась, отерла ладони и сказала себе "Теперь я лидер экспедиции. Есть, чем гордиться".

Назад

likot